Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Умер Александр Кондратьев

Кондратьев - автор текстов и песен.
Учился в 27ой школе в Харькове, поступил в МФТИ и там, в рамках студенческого театра начал писать.

Его тексты на многие годы определили не только то, как писал тексты и песни я, но и как я вообще разговаривал с людьми. Во мне нынешнем намного больше от текстов Кондратьева, чем от высокой и правильной литературы, которую мне приходилось читать.

Основа Кондратьева - это замена пафоса иронией.
Нельзя просто, в разговоре сказать что то высокопарное. Это неуместно.
Но можно, если сделать это смешно, или вообще заменить на низкий стиль.
Или смешать стили.

Крайний пример такого подхода - "Одурачена, Оболванена" (это не песня Кондратьева), я её очень люблю, но она на порядок хуже - и потому, что грубее, и потому, что нет хорошей концовки.

Кондратьев не может сказать "Я хочу с Вами познакомиться", эти банально, это неинтересно. Oн говорит "Девушка, не вас я обматерил вчера в троллейбусе? Я хочу извиниться! Вы не слышали?.. Я мысленно."

Он не может сказать - "Я жду твоего звонка", он говорит "Прощай, я посылаю тебе серебряный колокольчик. Звони мне в любое время."

Он не скажет "Что то пошло не так", он скажет "Это счастье. Человек создан для счастья как страус для полета."

Только так можно сказать о важных вещах не рискуя скатиться в пафос, высокопарность, пошлость.

У песни критерии иные. В песне можно себе позволить гораздо больше пафоса - песню не говорят кому то в лицо, а поют. И каждый понимает о чем речь. В песне можно сказать "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались" или "Я так хочу быть с тобой!".
В разговорном жанре можно позволить себе намного меньше пафосной серьезности. Можно сказать "Какое длинное слово 'вечереет'", но только в тексте от автора, не в прямой речи.

Тексты Кондратьева настолько настоящие, что я их давно уже растащил на цитаты. Я всегда хотел так разговаривать в повседневной жизни :)
И про серебряный колокольчик, и "возьмите стул и сядьте на него сверху", и "Сначала-то он думал тулуп прислать, а потом, дай, думает, пришлю варежки.", и "... перечисляя любовные связи и рисуя диаграммы в трудных случаях"

И потом этот прием иронического текста становится уже важным сам по себе. Если им овладеваешь, можешь так писать о чем угодно (что, когда то, мы и делали).
У Кондратьева уйма более слабых (но все равно прекрасных) текстов - о текущем политическом моменте, об общежитии или о физиках. У него уйма песен, в которых (так как это песня) он позволяет себе больше пафоса
И, сжав девчонок пальцами,
как закружились в вальсе мы,
стоять поскольку ровно не могли.


или
На знакомые падая зданья,
будут новые птицы кружить.
До свиданья, страна, до свиданья,
нам досталось тебя пережить.


И только теперь, когда вот это все перeчитываю, я понимаю, насколько тогда, 25 лет назад, это всё на нас произвело впечатление.
Мы не только заразились этим стилем и сами много писали "под Кондратьева", мы начали тогда думать также.
Это было высшим шиком - сказать девушке, что нибудь, что бы никто (включая тебя самого, а уж её и подавно) не понял - это наезд или комплимент.
Написать текст, про который все понимают - это круто, тебя цитируют, но никто не знает, что на самом деле ты имел ввиду.

Прошло много лет, но это всё осталось, где то внутри.

Я старый солдат, моншер. Тяжело носить на весу руку, в которой восемнадцать пуль...

День 5. Кянжин Гомпа (Kyanjin Gompa) 3850 м - Лама отель (Lama Hotel) 2470 м. День Космонавтики

Непал. Оглавление

Дневка закончилась. Герои спустились с вершины. Нужно идти обратно. Путь от Кянжин Гомпа до Лама Отеля, на который вверх ушло два дня, проходится за один день. Вниз, конечно, идти быстрее и физически легче. Но вдруг начинают болеть совершенно новые мышцы и колени. Спуск по горам для коленей совершенно противопоказан! А еще на спуске намного больше пользы от треккинговых палок, чем на подъеме.


Фото Паши

Постепенно покинули безжизненные пространства высокогорья и вернулись в горные джунгли. Паша загрустил, так как очень любит серые камни и снег, а, например, Витя и Слава ,наоборот, радовались любым оттенкам зеленого.


Collapse )

Мейталь

Едем с ней в Беер Шеву, я слушаю музыку, она спит.
Вдруг просыпается, говорит:
- В песне было "Когда убегает любовь"? У меня было точно также - Шахар Коэн был влюблен в меня, а потом убежал к другой девочке!

И усыпает опять ...

Кстати - знаете, какая это песня была?

Еще сказка для Мейталь про принцесс

Теремок

Стоит в поле теремок, не низок, не высок. Бежит мимо принцесса-розовое платье. Увидела теремок, остановилась и спрашивает:

– Кто в теремочке живёт? Кто в невысоком живёт?

Никто не отзывается. Вошла принцесса в теремок и стала там жить.

Прискакала к теремку принцесса-розовый бантик и спрашивает:

– Кто в теремочке живет?

– Я, принцесса-розовое платье! А ты кто?

– А я принцесса-розовый бантик.

– Иди ко мне жить!

Принцесса прыгнула в теремок и стали они вдвоем жить.

Бежит мимо принцесса-розовые слюни. Остановился и спрашивает:

– Кто в теремочке живёт?

– Я, принцесса-розовое платье!

– Я, принцесса-розовый бантик!

– А ты кто?

– А я принцесса-розовые слюни.

– Иди к нам жить!

Принцесса скок в теремок! Стали они втроем жить.

Идет мимо принцесса-розовые сопли. Постучала в окошко и спрашивает:

– А кто в теремочке живёт?

– Я, принцесса-розовое платье.

– Я, принцесса-розовый бантик.

– Я, принцесса-розовые слюни.

– А ты кто?

– А я принцесса-розовые сопли.

– Иди к нам жить!

Забралась принцесса в теремок. Стали они вчетвером жить.

Вот они в теремке живут, песни поют. Вдруг идет мимо принцесса-толстая попа. Увидела принцесса-толстая попа теремок, услыхала песни, остановилась и заревела во всю мочь:

– Кто в теремочке живёт?

– Я, принцесса-розовое платье.

– Я, принцесса-розовый бантик.

– Я, принцесса-розовые слюни.

– Я, принцесса-розовые сопли.

– А ты кто?

– А я принцесса-толстая попа.

– Иди к нам жить!

Принцесса-толстая попа и полезла в теремок. Лезла-лезла, лезла-лезла – никак не может влезть и говорит:

– А я лучше у вас на крыше жить буду.

– Да ты нас раздавишь!

– Не-е, не раздавлю.

– Ну, тогда полезай!

Полезла толстая попа на крышу и только уселась – трах-тарарах! – затрещал теремок и весь развалился. Еле-еле успели из него выскочить принцесса-розовое платье, принцесса-розовый бантик, принцесса-розовые слюни, принцесса-розовые сопли – все целы и невредимы.

Принялись они бревна носить, доски пилить – новый теремок строить.

Лучше прежнего построили!


Другие сказки тут.