javax_slr (javax_slr) wrote,
javax_slr
javax_slr

Categories:

Воспоминания дедушки. Жизнь после войны. Часть 5. Переезд в Житомир

Долгие годы я хорошо жил с Грыцаем. Еще когда он был первым секретарем райкома комсомола и у него не было легковой машины, то мы с ним ездили собирать грибы на моей. Затем он стал третьим секретарем райкома партии, потом вторым секретарем райкома партии и наконец стал первым секретарем райкома партии. Он предлагал мне должность главного агронома сельхоз. управления р-на, но зачем оно мне, тот получал 170 руб в месяц, я получал 280 руб плюс тринадцатую зарплату, плюс 6 окладов премии. Я был хозяин в совхозе, а гл. агроном с-х управлении был на побегушках в райисполкоме и райкоме партии. Я вежливо отказывался.

Затем ему пришла идея сделать меня коммунистом. Лично я ничего против партии не имел, даже был «одним из лучших пропагандистов» (из выступления р-н газеты, где и портрет мой был), но поступать в партию не спешил, хотя Грыцай обещал, что сразу сделает меня директором совхоза. Меня это не радовало, я и так получал больше директора, в то время играло значение высшее образование. Я говорил, что еще не готов. Он прикрепил ко мне секретаря партийной организации совхоза Одынца (в совхозе было более 100 коммунистов и секретарь был освобожденный), чтобы меня агитировал, готовил. Грыцай добился, чтобы директора Ковеню, моего друга, земляка сняли, освободили с работы. Директорами назначали при мне Пазюна, Сергеева, Якобчука. С некоторыми было тяжелее работать (Пазюном, которым командовала жена), но работать можно было.

Почему же я не вступал в партию? Ларчик открывался просто. Я знал, что только стану коммунистом, меня сразу выберут пред. самого отсталого колхоза, чтобы его вытягивал. Зачем оно мне? Я хотел быть свободным и независимым. Грыцай это понял и сказал: "не хочешь в партию, то ты сионист, враг советской власти и я тебя посажу в тюрьму и заберу твой роскошный дом". Запахло жареным, угроза очень серьезная. В один день Грыцай приехал на центральное отделение. У нас была уборка хмеля и все люди мобилизованы на самую важную работу. Одновременно на этом участке созрел небольшой 30 га поле ячменя, проблемы не было, но под ячмень был подсеян клевер, то прямо его убрать комбайном будут потери зерна, зеленый клевер мешает, надо этот участок убрать раздельно, т.е. жаткой скосить, покос полежит на солнце, трава высохнет и после этого зерновой комбайн с подборщиком подберет скошенное и потерь не будет. Так подобрать зерно я не мог, жатки были на других отделениях, а перевести к нам не позволял деревянный мост через реку Уж, который ремонтировался, а жатка шире половины ширины моста. Что делать? Ждать нельзя, зерно будет осыпаться, то решил из 2х зол выбрать меньшее, т.е. убрал ячмень комбайном на прямую. Что делает Грыцай? Он метром сделал квадрат 1м х 1м и собрал колоски на этом квадратном метре, затем пошел в магазин, извлек зерно из 2х колосков, свесил зерно и сказал, вот потери, завтра пришлю народный и партийный контроль, передам дело в суд и суд за потери зерна заберет дома у меня и управляющего отделением Кондратенко и еще мы получим по 2 года тюрьмы.

Что делать? Я снимаю всех женщин с уборки хмеля и перевожу их на ячменное поле, они идут цепочкой и подбирают все колоски и пока комиссия приехала на следующий день, поле стало чистое, угроза прошла. Я понял, что х-во великое, 10 тысяч га угодий, разбросано в 10 селах и за всем не уследишь.

Я поехал в "Укрхмель" и договорился, что меня переведут в орденоносный хмелесовхоз "Вертыкиевка", что в 20 км от г. Житомира, это меня вполне устраивало, поближе к родителям. Я нашел покупателя на наш дом, некоего Ефименко. Он продал квартиру в пригороде г. Киева и приехал на родину, он дал нормальную цену 25000 руб. Я отправил Фриду с детьми в Житомир в ноябре 1973 г., а сам решил переоформить квартиру и тоже переехать.

Хорошо, что в нашем р-не не было нотариальной конторы, то поехал в соседний Иванковский р-н, куда мы прикреплены. Там мне сказали, что позвонил первый секретарь Р.К партии Грыцай, чтобы не переписывали квартиру в течение 10 дней, он пришлет материалы почему нельзя переписывать. Через 10 дней я снова приезжаю в Иванков, но они не хотят переписать, ждут материалы от Грыцая, которых нет. Председатель Иванковского р-н недавно был избран мой коллега Маринич, который до этого работал гл. агрономом хмелесовхоза им. Дзержинского этого р-на. Я пришел к нему и спросил его: "Кто в р-не хозяин, ты или Грыцай? Он сразу же позвонил в нотариальную контору и дом переписали, вроде все устроилось, но не совсем так. Надо еще приписать в дом Ефименко и его жену. Я по приказу принял на работу жену Ефименко в садо-огородную бригаду рабочей, где она фактически стала работать и их приписали. Тут-то Грыцай нашел нарушение. Я не имел права принять ее на работу, так как она не была приписана. Интересно, приписать нельзя пока ты не работаешь, а на работу не принимают если ты не приписан. Меня вызвали на административную комиссию при райисполкоме и оштрафовали на 30 руб. за нарушение закона.

Вроде все вопросы решены: дом продал, семью отправил в г. Житомир, с новой работой договорено, поехал к пред. Киевского Облисполкома Лысенко И.П., который распорядился и мне продали легковую машину "Жигули" и пригнал ее домой (в совхозе у меня была машина с шофером, а уезжая "Жигули" пригодятся. Осталось кому передать дела? Руководство "Укрхмельтреста" сказало, найди себе замену, т.е. нового гл. агронома, тогда уйдешь. Мне пришлось еще работать там, уже без семьи с ноября 1973 года до 4 февраля 1974 г.

С заменой мне еще повезло. В соседнем Малинском р-не Житомирской области работал гл. агроном управления с-хва Козут Н.А., а первым секретарем Р.К партии работал Герой Соцтруда Целиков, который захотел, чтобы Козут вместо гл. агронома с-х управления стал председателем самого отсталого, захудалого к-за в с. Старые Воробьи. Козут Н.А. отказался, он мягкий, нетребовательный и не потянет колхоз. Он просился даже там работать, но не председателем к-за. Однако, Козута вызвали на бюро райкома и исключили из партии (он был коммунист). Житомирский обком партии подтвердил решение райкома. Это же решение подтвердило и Ц.К компартии Украины. Куда еще обращаться Козуту? Работу в области не дают. Он тайно устроился на работу агрономом в колхозе Винницкой области и подал прошение о восстановлении в партии комиссии партийного контроля при Ц.К компартии СССР, председатель знаменитый Пельше. Через определенное время Козута вызвали в Москву. Два референта 3 дня с ним работали, выясняли причины исключения из партии, почему он отказался работать пред. к-за, где он сейчас работает. Он сумел им доказать, что он просто не потянет работу пред. к-за, провалит, а на любую другую работу согласен. Его вызвали на эту комиссию во главе с Пельше, но предупредили, чтобы молчал, за него докладывал один из референтов. Комиссия решила объявить Козуту строгий выговор с записью в личное дело и восстановить в партии. Вот этого Козута я и привез в "Укрхмельтрест", его утвердили и я освободился от Полесского, от Грицая и приехал в Житомир.

Это было уже 4 февраля 1974 г. Позже Грицая перевели в другой р-н и много раз руководство р-на, совхоза просили меня вернуться в х-во, но мне это уже не нужно было, я получил новую, интересную работу в г. Житомире, прекрасную квартиру и поставил точку на работе в селе, где проработал 23 года.

Мне предложили работу гл. агрономом по производству хмеля в колхозах республики. Основной хмель в Житомирской обл., немного в Киевской и Винницкой областях. Офис в Житомирской хмелефабрике. В штате у меня имелось 22 агронома, которые помогали колхозам выращивать хмель и контролировали качество работ и сроки работ. За мной была закреплена машина ГАЗ-69 а затем "Лада" с шофером. Весь выращенный хмель колхозы сдавали нам. Мы заключали с ними договора на контрактацию хмеля, давали им денежный аванс под будущий урожай.

Колхозы получали у нас хмелевы столбы, железо-бетонные подставки под хмелевые столбы, чтобы не гнили в земле, все виды проволоки, от подвесной 1,6 м.м до 8-10 мм, джутовую мешковину для перевозки хмеля, а в дальнейшем, когда "Укрхмельтрест" уже заимел два строительных П.М.К, мы уже могли строить в колхозах новые хмельники на железо-бетонных столбах и строить у них хмелесушки.

Задача колхозов вырастить хмель, собрать его, высушить его на своих хмелесушках и в больших джутовых мешках направлять его к нам на хмелефабрики, где имелись лаборатории и его принимали по сортам, обрабатывали серой (осеровывали, чтобы не портился, сохранялся долго), пресовали в джутовые болота весом 130-150 кг, ставили нашу марку и отгружали пивзаводам по всему Союзу. В Ленинграде директор пивзавода "Красная Бавария" показал мне 100 летнюю пепельницу, где название з-да было "Старая Бавария". Подземные хранилища з-да были длиной 3 км и выпускали 8 сортов пива, кроме "Жигулевского", еще мартовское двойное золотое и другие, которые никогда не попадали в магазины.

Я имел интересную, нужную работу, часто встречался с секретарями Р.К партии, пред. райисполкомов, начальниками управлений с-хва, председателями колхозов, агрономами х-в. Мы проводили во всех р-нах семинары по весенним, летним и осенним работам на хмельниках, выступал с лекциями, внедрял прогрессивные методы выращивания хмеля а также усовершенствовании оплаты труда. На семинарах присутствовали секретари райкомов партии, пред. райисполкомов, нач. управлений с-хва, председатели колхозов, агрономы, бригадиры хмелеводческих бригад, звеньевые. После окончания семинаров для руководства проводились грандиозные пьянки (времена Брежнева).

В этот период я еще провернул грандиозную работу. В области были два полесских р-на Олевский и Лугинский, где дела были на грани развала, они были миллионерами по долгам, колхозникам не платили, технику не было за что купить и т.д. Руководство области нажало на Укрхмель, чтобы все 50 колхозов этих районов превратить в хмелесовхозы, Ц.К компартии Украины поддержало этот проект. Для осуществления этого грандиозного проекта надо постановление Совета Министров ССР. На это надо не миллионы, а миллиарды денег. Надо списать с колхозов все долги, надо в каждом колхозе построить не менее по 50 га хмеля и современные хмелефабрики, купить к ним чехословатские преса, чехословатские хмелекомбайны, построить жилье, животноводческие помещения механизированные, мехмастерские, закупить технику для хмелеводства и полеводства, т.е. трактора, зерновые, картофельные, силосные комбайны, специальные хмелеводческие трактора с инвентарем, минеральные удобрения, ядохимикаты и т.д. Для решения строительных вопросов создать два строительно-монтажных управлении, т.е. П.М.К.

Подготовить постановление Совета министров С.С.Р и согласовать со всеми министерствами секретарь обкома партии по с-хву Ямчинский и директор "Укрхмеля" поручил мне. Я три недели сидел в Госплане СССР, это два 14 этажных зданий и в каждой комнате сидит несколько человек, один ведет пшеницу по Союзу, второй ячмень, третий гречиху и т.д. Пред. госплана был знаменитый Байбаков, но я работал с его заместителем Ильченко. Он мне рассказал, как трудно было построить первые птицефабрики на сотни тысяч курей, пугали, что начнутся болезни и куры подохнут, но все пошло нормально, тоже и со зверохозяйствами (чернобурые лисицы, другие звери) и это пошло, даже под Житомиром открыли зверохозяйство и оно давало хорошие прибыля.

В Яготыне (под Киевом) создали совхоз, который выращивал 1 миллион уток. Это я отвлекся, вернемся к делу. Проект постановления Совмина С.С.С.Р надо было согласовать и получить подписи в 14 организациях, министерств, Госбанк СССР. Интересно в Госбанке отделы золото, серебро и т.д. Это все я одолел за 3 недели и Постановление Совмина вышло, это было большая победа, особенно для области. Жил я в гостинице постпредства Украины, там же был не плохой ресторан, где даже была украинская водка с перцем, но в основном питался в госплане, где все было и дешево, ведь вход строго охранялся.

В Житомире мы очень сдружились с Таней и Изей, это чудесные люди, и мы их очень любим, уважаем и ценим, вместе освоили дачу. Я и Гриша доставали материалы для строительства дома. Я выписал хмелевые столбы, завез их в к-з им. Шевчетко Черняховского р-на. Инженер-строитель к-за все рассчитал и порезал на пилораме, и мы получили весь материал для верха дома, т.е. балки, кроквы а также лаги и половую доску и т.д., то есть все. Гриша залил фундамент и построил кирпичную коробку, т.е. стены, устелил полы, накрыли дом шифером, подшили потолки. Изя мастерски расшил в елочку потолки. В общем построили хороший дом.
На первом этаже столовая и две спальни, на втором этаже две комнаты. Провели электричество, поставили газовую плиту и к ней два газовые баллоны. Недалеко была река Тетерев, магазин и т.п. Мы приезжали моей машиной в субботу утром и уезжали в воскресенье вечером. На даче посадили плодовые деревья, клубнику. Все работали, купались, отдыхали, кушали, прекрасно проводили время.

В 1986 году мой папа очень сильно заболел, у него отняло память, он был беспомощный. Ида (мать Тани) уже не могла за ним ухаживать. Я оставил новую квартиру Грише и Свете, а сам перебрался в дом папы и полностью переключился ухаживать за папой. Я уже был 5 лет на пенсии, но работал, то оставил работу. В 1987 году 11 мая папа умер. Мы похоронили его по всем еврейским законам (он был верующий, регулярно ходил, вернее я его возил, в синагогу, мама умерла в 1980 году). Я поставил на могиле папы и мамы очень красивый памятник с двумя портретами и с двумя плитами тоже из габро. Ежегодно я, мама, Таня и Изя ездили на кладбище. Сначала на старое еврейское, где похоронены родители Фриды, сестры Фриды Ида (мать Изи), Лиза и Роза, мой дедушка Нухим, который умер в 1931 году, родной брат моей мамы Аврум, сестра Иды (мать Изи) Голда, сестра моей матери Гимл, сестра папы Маня (мать Нины Бердичевской, нет она похоронена на Новом кладбище). Мы делали на этом кладбище капитальную уборку, мыли памятники. Затем ехали на Новое кладбище, благоустроенное, где похоронены мои родители, отец Изи Арон, сестра папы Маня и ее муж Яша (это родители Нины Бердичевской), Лева и Роза (родители Любочки) и другие.

Раз в году ездили в местечко Червоное, где на еврейском кладбище похоронены два родных брата отца Володя и Гриша и сестра, убитые в период гражданской войны и в лес, где немцы расстреляли женщин два громадных кургана и один малый, где расстреляли детей, там много наших родных. На собранные деньги оградили могилы металлическим забором, красили его отдельно в лесу еще один курган, где расстреляли мужчин.

Гриша уехал в США вместе с родителями Светы в 1989 году. Уехали в Израиль Саша Дерес с семьей, потом Изя и Таня и Ида, уехал Миша с семьей, мы остались одни. Фрида очень скучала за Мариной, которая выросла у неё на руках. Гриша прислал нам вызов, и мы все же решили поехать. Лена, жена Яши переехала в Житомир, и мы переписали на неё квартиру и дачу. Яша ещё служил в Казахстане.

Мы приехали в Чикаго 5 ноября 1992 года. Мы послали вызов Яше, и он с семьей приехал в Чикаго в 1995 году. Мы также послали вызов Корженевичам и они тоже приехали. Лена и Яша вызвали родителей Лены Грицовских и семью сестры Лены, Лины. Муж Лины Феликс вызвал свою мать и семью своей сестры, то здесь осела большая родня.

Здесь в США молодым тяжело, и они очень много работают, надо выплачивать ссуды за дом, машину, дорого учить детей и т.д. Очень хорошо нам, пенсионерам мы обеспечены всем.
Хрущов говорил: ещё наше поколение будет жить при коммунизме. Это как видно, он имел в виду нас пенсионеров в США. Да, мы живем при полном коммунизме, мы можем себе ни в чем не отказываться. Но только сейчас я понял, когда заболели обе ноги и я не могу ходить, больно ступать даже по дому, опираясь на палку, что все блага — это второстепенное, главное это здоровье, оно делает человека счастливым. Вспомнил лозунг по технике безопасности на заводах Форда: "Рабочий помни, что Бог создал человека, но не создал к нему запасные части".

Декабрь 2009 год


Tags: genealogy, history, memories
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments