javax_slr (javax_slr) wrote,
javax_slr
javax_slr

Categories:

История семьи Бернштам. Яков Бернштам

Яков Бернштам (1882 - 1971), брат моего прадеда Вульфа Бернштама.


Яков с правнуком Алексеем, 1964

О его братьях и сёстрах здесь.

Вот, что пишет его внучка Людмила:
«Он всегда был крепким, энергичным мужчиной, я получала удовольствие от его аккуратности, педантичности и собранности. Даже по утрам, когда не нужно никуда идти, он был одет с иголочки, свежая рубашка, волосы на пробор, а особенно усы, для которых у него был полный набор по уходу. Кстати в его 80 и старшем возрасте - на голове ни одного седого волоса, только усы седые. Помню, он рассказывал, что когда начались еврейские погромы на украине, чтобы сохранить какое то золотишко,он наделал золотые гвозди и вбил их в пол, таким образом ему удалось что то сберечь.

Дома они часто разговаривалина идише и его жена, моя бабушка Циля отмечала все еврейские праздники и мы все собирались у них, вся семья.

Циля (Чарна Лейбовна Фельдман из Борислава - П.Б.) была крупной, веселой, хозяйственной женщиной, никогда не работала, всегда что то напевала и любила командовать всеми. Почти все время они жили рядом или близко с ее дочкой Басей Яковлевной и когда Бася родила свою дочь Галю (моя кузина на 3 года меня младше) Циля помогала растить Галю. Как ни странно, она тоже мне рассказывала, что когда на Украине начались погромы, к ним в дом ворвался батько Махно со своей бандой и утащил у Цили ее лисью шубу, а она бежала за ним по дороге, требуя отдать ее назад. Ведь в то время, как я помню по истории, отряды Махно превратились из помощников Красной Армии в мародеров и анархистов.

Бабушка Циля за несколько лет до кончины два раза ломала ногу и в конечном счете была прикована к постели, тогда никаких инвалидных кресел в России не было. Все это время дед Яков ухаживал за ней, был рядом и любил ее очень. Даже в молодые годы каждое утро он готовил завтрак и приносил Циле в постель. После смерти Цили у него были женщины, моложе его на 30-40 лет. Вот такой был мой дед Яков.»



Чарна

У них было 3е детей: Моня 1910 г., Бася - 1912 и Абраша 19159,10.





Далее Людмила Кумминг пишет:
«Леня (сын Якова, родной брат Баси) 1910 года рождения. При рождении его назвали Моисеем, ему это не понравилось и он сам взял и переправил свое имя на Леонид. В своем свидетельстве о рождении я была Моисеевна, но когда получала паспорт с трудом стала Леонидовна (т.к. все он сделал неофициально),а потом он так и назывался - Леонид Яковлевич во всех документах. Аркадий был образованным очень инженером конструктором, его жена, очень красивая женщина была врачом. Он сам (Аркадий) смотрелся как кинозвезда, и внешне и внутренне отличался от всех. Но случилось несчастьсе - он заболел раком крови (говорят, что в какой то командировке нахватался радиации) и несмотря на хорошее лечение умер. Детей у него не было. Ни одной даты дать не могу - не знаю.

Мой отец Леня закончил с трудом коммерческое училище, больше учиться не захотел и всю жизнь работал в снабжении, занимал до войны крупные должности. Так, в Запорожье он был начальником торговой сети. Вы можете себе представить как нам хорошо жилось.

Когда началась война, началась она с Украины и нас начали бомбить. Мы с трудом уехали в открытом эшелоне на Урал и несколько раз во время поездки эшелон стоял, а мы прятались от немецких бомбардировшиков в полях пшеницы и ржи. В конечном счете мы прибыли в Магнитигорск (это был тыл), вместе с нами была семья Веры, сестры Якова и Владимира. Надо сказать, что мои родители и Рива с Аркадием дружили с давних времен, и так сложилось, что и в Запорожье до войны, и на Урале во время войны, и после в Ленинграде и даже уже здесь (тут только моя мама) они всегда были рядом.

Отец в Магнитогорске был директором большого кондитерского завода и поэтому все мы жили нормально. Но когда его забрали воевать стало голодно, ели сушеную скорлупу от картошки. А Яков с Цилей и семьей Баси из Ленинграда попали в Новосибирск, где было очень сносно, хотя там имели огороды и выращивали картошку на пропитание. В 1943 мы с мамой переехали в Новосибирск и жили недалеко от Якова и Баси, там жить было легче.

А в 1944 году, когда освободили Смоленск (отец там служил) он нас сразу же выписал к себе. Еще город лежал в руинах. Мы жили в оставшемся от бомбежки куске большого здания, но жили, опять же, хорошо, т.к. отец занимал там должность начальника военторга города Смоленска. А в 1946 г. дед Яков предложил нам воссоединиться в Ленинграде. Мы туда переехали и первое время жили с Яковом и Цилей в однои 20 кв. м. комнате. Даже не знаю сейчас как это можно. Потом купили маленькую комнатку недалеко и окончательно там осели.

Отец работал в отделе снабжения секретного военного завода, куда со временем устроил меня. В то время я занималась электроникой. В 1971 г. у отца обнаружили рак (лимфа) и в 1973 году он умер. До этого в 1968 г. они с мамой развелись (Леня очень любил женщин), женился вновь, но не задолго до болезни. Этот брак ему ничего хорошего не принес. Мама вышла замуж за близкого друга отца еще по Запорожью и уехала туда из Ленинграда насовсем. Вот ее второе замужество было очень счастливым. Этот человек знал меня с рождения, любил маму всю жизнь и был мне и моим детям ближе родного отца.

Ната - жена Леонида (моя мать). Наталья Петровна, русская 1911 г.р. (кто то в семье из поляков) из бедной семьи (хотя до революции имели завод) потеряла своих родителей очень рано, сначала отца, через год мать. В то время было много детей сирот и беспризорных и советская власть вынуждала хорошо обеспеченные семьи адаптировать сирот. Таким образом Нату адаптировала еврейская семья. Она там жила как помощница по дому, рано начала работать (12 лет) портнихой, стегала одеяла. Оказалось, что это ее призвание, она быстро набрала мастерство в шитье (без школы), стала известной портнохой и все ее называли "золотые руки". По приезду в Ленинград после войны, через какое то время она перешла работать в костюмерную нашего Мариининского театра оперы и балета. Там ей поручали только ответственную работу и постепенно все актеры театра стали ее клиентами.»

Далее рассказывает Бася Яковлевна:

«Я, Бася, окончила мединститут в Ленинграде в 1940 году и работала с 1941 г. гинекологом до 1980 года. Сейчас по порядку:
Наша семья жила в Мелитополе до 1928 года. Папа имел галантерейный магазин. Когда они стали называться нэпманами, после смерти Ленина, нас хорошо потрясли. Папа решился права голоса, у нас все забрали, забрали магазин и дома все до ниточки даже серьги на ушах. Я, Леня и Абраша пустились на утек. Я - в Симферополь, где поступила в медтехникум, Леня в Запорожье, а Абраша в Керчь. Папа с мамой тоже уехали в Запорожье и там хорошо бедствовали. В 1930 г. я закончила техникум и мы все собрались в Запорожье. У нас уже были паспорта. В 1930 работала медсестрой и в 1932 уехала в Ленинград. В 1935 поступила в мединститут и окончила в 1940 году. В 1936 вышла замуж за Ив. Ив. Куренного. Он окончил строительный институт и работал на номерном заводе начальником отдела кап. строительства. Во время войны нас эвакуировали в Новосибирск. С нами были папа и мама. В 1944 году приехали в Ленинград на тот же завод. Муж --- на свой завод - где строил цех и жилье для работников завода. Умер от инфаркта в 1976 году.»


Бася, Чарна, Галина (дочь Баси), Иван Иванович Куренной, Яков. 1963


Бася Яковлевна умерла в Санкт Петербурге в 2008 году
Tags: genealogy
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments