September 28th, 2011

Natural history museum

В музей естественной истории мы направились на следующий день после урагана.
Город лежал в руинах.

Музей хороший. В буфете (в отличие от Метрополитана) есть пиво. В принципе если смотреть внимательно, то можно в нем провести не одну неделю, мы обошли все этажи кроме первого за один день (с перерывом на буфет), но под конец были уставшие и перемещались быстро.
Из выставок за отдельную плату мы посетили выставку про самых больших динозавров (и зря, обычная экспозиция динозавров круче) и планетарий (хорош!)



Меня удивило, что почти никого из персонажей соответсвующего фильма я не встретил. А те, которые были, стояли не так, как в фильме. В фильме всё придумали или в музее с тех пор всё переставили?

Collapse )

Воспоминания Соломона Журахова о войне. Партизанское движение

История семьи Жураховых: Оглавление


К слову сказать, в последствии, когда партизанское движение разрослось и укрепилось, мы принимали на партизанских аэродромах самолеты с большой земли, которые привозили оружие, боеприпасы, тол для минирования, свежие газеты, забирали раненых. Одним из рейсов прилетел в партизанские р-ны секретарь ЦК Компартии Украины тов. Коротченко на несколько дней. В вопросе организации партизанской борьбы в тылу врага партия сделала очень правильный и удачный ход. Это надо признать. В дальнейшем в Москву были вызваны командиры партизанских соединений Сидор Ковпак, Федоров, Наумов, Бегма, Андреев и другие с Украины, еще больше с Белоруссии, которую называли "мать партизан", командиров соединений из Брянских лесов России и других. Командиров соединений лично принял Сталин в Кремле, всем присвоили генеральские звания, пошили им генеральские мундиры и в таком виде они вернулись в свои соединения. Можете представить себе наше ликование, ликование жителей окуппированных территорий. Более того, Сталин спросил командиров, что нужно партизанам для успешной борьбы и все заявки были выполнены, партизаны получили все необходимое.

Все это было гораздо позже, нас же поучили в диверсионной школе недельки две (обстановка подпирала) и сбросили в тыл немцам в районе Шепеличи, толстый лес на границе Украины и Белоруссии. Кстати это не далеко от нашего Полеское (Хабное). Это даже ближе к чернобылю. Уже после войны Шепелический район был расформирован и его земли отошли к Чернобыльскому району и, часть, к Полесскому. В Белоруссии, на Украине стихийно возникали местные партизанские отряды из оставшихся коммунистов, комсомольцев, молодежи которая не хотела ехать в Германию на работу, вернее на каторгу, из военных, которые попали в окружение и осели в селах как мирные жители, приймаки (т.е. которые женились на местных девчатах), бывшие работники милиции, которые не успели эвакуироваться, а так же людей, которые специально были оставлены на подпольную работу. Эти местные отряды были плохо вооружены, но успешно воевали против местной полиции, они перенимали обозы с зерном, скотом , которые вывозились в Германию, мешали немцам и полиции вывозить молодежь в Германию.

Немцы предприняли попытки уничтожить эти отряды, но они уходили глубоко в леса и немцы сжигали близлежащие села, расстреливали каждого десятого мирного жителя, требуя выдать партизан. Население уходило в леса, строили землянки для людей, поднавесы для скота и т.д., создавались семейные партизанские лагеря, которые немцы периодически даже бомбиили вслепую. В нашу задачу входило помочь этим отрядам командным составом, оружием и боеприпасами, передавали им и населению вести с Большой земли, которые получали по рации. На первых порах нам самолеты сбрасывали ночью оружие, взрыжчатку в условленные по радио районы, где мы разжигали условные костры. В дальнейшем из местных отрядов. групп создавались партизанские отряды и соединения под общим командованием. Этими соединениями освобождались от немцев целые районы. Так. штаб нашего соединения базировался в райцентре Городница Житомирской области и контролировал Городницкий, Ракитянский и Олевский районы. Соединение наумова - Емельчинский район. Самые именитые Украинские соединения Сидора Ковпака - районы Сумской области, Федорова - районы Черниговской области и т.д. Возникла возможность построить аэродромы и уже каждую ночь садились самолеты, которые привозили оружие, боеприпасы, газеты, медикаменты, забирали раненых и т.д.

В этих условиях возникла возможность создания не просто партизанских отрядов и соединений, а создание рейдовых соединений, хорошо подготовленных и вооруженных. Соединения поднимались из насиженых, освоеных мест и направлялись Москвой в определенные, важные в стратегическом плане места сметая на своем пути немецко-полицейские кордоны. Немцы вынуждены были все Венгерские дивизии, Словацкие дивизии (Словакия отделилась от Чехии и создала свое правительство во главе с Тиссо, которое сотрудничало с немцами), часть Румынских дивизий поставить на охрану железных дорог и других важных объектов.

Все леса на 200 метров от ж дорог, асфальта были вырублены, были построены железо бетонные доты через каждые 500 метров и эти дивизии охраняли днем и ночью железнодорожное полотно. Эти солдаты целую ночь стреляли трассирующими пулями - показать, что они на месте и готовы к бою. Немцы для борьбы с рейдовыми соединениями вынуждены были снимать воинские части с фронта, а удары сыпались и они не знали где произойдет следующий удар.

Правда, созданию рейдовых соединений противились командиры местных отрядов, руководители освобожденных районов, сел, ведь они охраняли свои семьи. Борьба была серьезная, дошло до того, что отдельных строптивых командиров освободили от должностей, даже посадили под арест, но, в конце-концов, решили, что пожилые партизаны, местные жители остаются на месте, в местных отрядах охранять семьи, местных жителей, а остальные пошли в рейды. Так, соединение Ковпака дошло до Карпат, немцы сконцентрировали большие силы и окружили соединение. Ковпаку пришлось разделить соединение на более мелкие группы и прорываться, выходить из окружения. Наш отряд встретился с частью отряда Ковпака, которое вырвалось из окружения, которой командовал нач. разведки соединения Вершигора (после войны он жил в Киеве, был кинорежиссер на студии Довженко), с ним было 400 партизан. Совместными силами мы отбили немецкую атаку. Наше соединение было направлено в сторону Молдавии и называлось 1ое молдавское соединение партизанских бригад, командовал соединением полковник, а в последствии герерал-майор, Андреев (после войны он стал министр обороны Молдавии). Сталин расчитывал что все 15 республик станут членами ООН, но только СССР, Украина и Белоруссия стали членами ООН, то должность министра обороны, иностраных дел были ликвидированы в Молдавии.

Так как мы двигались в сторону Молдавии, то в дальнейшем имели дело с румынскими частями Антонеско. У нас шутили: "Антонеско дал приказ - все румыны - на Кавказ. А румыны точат лясы- , лясы на куруцы (повозки) и ля касы (домой)". Не смотря на то, что немцы отдали румынам Одессу (они назвали этот город Антонеско), присоединили к Бессарабии все 6 районов Молдавской автономной республики (Рыбницкий, Дубосарский и другие), румыны воевать не хотели и не умели. У них даже кухни не было, каждый солдат носил с собой кукурузную муку и сам в котелке варил мамалыгу.

Мы с боями прошли до Молдавии и около реки Днестр встретились с нашими войсками. Конечно, нам не легко было воевать в тех местах, где не было сплошных лесов, но и противник был слабее и сил у него в этих тыловых местах было мало. Освободили Бессарабию, т.е. ту часть Молдавии, что находилась до 1941 под Румынией во второй половине 1944 года.