September 13th, 2011

Земли маркиза Карабаса

Дома в Америке, конечно большие. И у родственников, и у друзей.
Но у моего дяди Гриши дом еще и с берегом озера. И лужайка вокруг него такая, что подстригать её с трактором должны пятнадцать наёмных мексиканцев.
Метров 100 от дома до дороги, метров 100 от дома до озера в другую сторону.

Ехать туда, конечно добрый час от остальных родственников (а от Даунтауна и того больше), но это того стоит.



Мы приехали туда утром, потом заехала дочь Гриши - моя двоюродная сестра Марина с детьми и они с Леной, Шелли и Яроном поехали в водный парк Six Flags Park. А я остался с Гришей возле озера ловить рыбу (рыбалка - дело нехитрое ... ну вы сами знаете).

Collapse )

Семья Жураховых. Воспоминания. Часть 3. Экономическая политика


Давид Журахов в житомирской синагоге (крайний справа в верхнем ряду), 1970

Однако постепенно Советская власть крепнет, уничтожает бандитов. На такое большое местечко единственным комсомольцем был Эршл Бунчук, сын кузнеца, что жил рядом с нами. Кстати этот Эршл и два его брата в прошлом хотели украсть у папы зерно. Квартира и производство были под одной крышей и члены семьи по очереди дежурили, то услыхали. У папы был наган (тогда многие имели оружие). Папа сделал 2 выстрела в железную крышу, то показалось, что стреляют из пушки и выбежал наружу. Воры бросили весь инструмент (ломы, топоры, лопаты, мешки) и удрали. Папа гнался за ними пару километров. После этого никто не пробывал воровать. Папа узнал соседей, но сделал вид, что никого не узнал и никому ничего не сказал. Сейчас Эршл Бунчук стал первый комсомолец на всю округу. Он носил кожанную куртку, кожанную фуражку, наган — гроза для всех. Это он закрыл ешиву, т.е. еврейские классы, где ребе учил детей, повел борьбу против всех религий и религиозных деятелей, лишил всех зажиточных людей "права голоса". А это означало, что учиться ты вообще не можешь, а работать только там, где скажут. Ребе надо жить и он начал давать частные уроки. Он приходил к нам и учил меня и Лузю (младший брат Иды). Мы с Лузей не очень хотели учиться. Учил он нас по одному, поэтому то я, то Лузя прибегали и кричали "Эршл идет". Бедный ребе задирал полы сюртука и удирал в сторону леса и речки.

Collapse )