April 22nd, 2009

Вади Рам, день 1, часть 3




Когда пришли в лагерь оказалось, что туда приехало человек 50 - итальянская группа. А также в нашем и соседних палаточных лагерях вовсю крутят на полную громкость какую то арабскую музыку.

Легли отдохнуть перед ужином (Лена спала часа 4 за двое суток). Заодно выяснили что
1. Мы сглупили, что не договорились о том, чтобы ночевать в пустыне. Пока мы ходили видели между скал много палаточных лагерей на 3-4 палатки, маленьких. Можно было бы договориться, чтобы нас довели до такого лагеря, завезли туда вещи, а на следующий день продолжить от него уже дальше
2. Мы немного устали и врядли захотим назавтра гулять вот так по дюнам целый день. Лучше, мы решили, завтра свалить домой и покайфовать без детей еще один день дома.

Перед ужином я успел поговорить с менеджером и тот, конечно же, сказал, что для нас уже зарезервированы места (половина палаток стояли пустыми!), ипоэтому если мы уедем раньше никаких денег он нам вернуть не может. После непродолжительной торговли он согласисля назвать сумму в 120 динаров (вместо 150 за два дня), и эту сумму я сбил до 110. Всё. Ну что же - сами виноваты.


Потом был ужин. Хозяева лагеря позвали всех на "откапывание" еды - мясо готовилось будучи закопанным в земле, в яме, над которой был разведен огонь.


Надо сказать, что еды было не очень много, мягко говоря.


Перед сном я потащил свою, уже еле живую к тому времени, жену на фотосессию в кусты Collapse )

Ильич на съезде партии

Съезды партии проводились за границей, в глубокой конспирации. Но Ильич все равно узнавал о них и приезжал.

Он входил на съезд, заложив руки за спину.

— Ну-с, товарищи эс-деки, что делать будем?

«Что делать... что делать... — несется по рядам, — Ленин приехал...»

А Ленин стоит, хитро улыбаясь, и молчит.

Часа через два кто-нибудь похитрее, Дан или Аксельрод, спрашивает:

— А вы Владимир Ильич, что делать будете?

А Ленин улыбается и молчит, потому что конспирация для него превыше всего.

Поэтому введение Рабкрина в 1920 году было для всех полной неожиданностью.


Александр Кондратьев. Рассказы о Ленине